Министр экономики КР Темир Сариев рассказал Tazabek об основных макроэкономических показателях 2012 года.

Анализ цен
07 Январь 2013
3752

Министр экономики КР Темир Сариев рассказал Tazabek об основных макроэкономических показателях 2012 года.

- В целом рост в экономике составил 4%. И из них по итогам 11 месяцев промышленная продукция выросла на 7,5 %, горнодобывающая отрасль без Кумтора выросла на 123,3%, производство электроэнергии, газа и воды — на 106,5%, строительство — на 115%.

Единственное, есть проблемы в сельском хозяйстве, показатель этой отрасли 99,6%. Услуги выросли на 110,8%. Если учитывать и Кумтор, то в целом в росте экономики отрицательный показатель, но это связано с тем, что там произошла авария. А год планировалось закончить с показателем свыше 100%.

Если по итогам года мы выйдем больше, чем 100%, то можно сравнить с 2002 годом, когда роста не было. В 2005 году у нас был провальный год — 0,2%, и в 2010 году, когда темпы роста были 0,5%. Все остальные годы мы всегда имели тенденции к росту. И самый большой рост экономики был в 2007 году, когда в целом мировая экономика имела хорошую тенденцию и у нас рост достиг 108,5%. Ну а причины таких цифр в этом году — определённые сложности, плюс авария на Кумторе.

Относительно того, что «Кыргызстан — бедная страна, а люди ездят на шикарных машинах, посещают хорошие рестораны, строят элитные особняки» он отметил, что деньги в экономике есть.

- Это показывает и рост депозитной базы, которая находится в обращении. С другой стороны, у нас достаточно высокие показатели потребления. Да и покупательская способность населения на достаточно высоком уровне. Конечно, не сравнить с россиянами или казахами, у них и доход на душу населения совсем другой. Очень большое вливание идет за счет наших мигрантов.

По официальным подсчетам, мигранты дают $1,8 млрд, но фактически, по экспертным подсчетам, это более $2,5 млрд. Эти деньги мигрантов остаются в нашей экономике, они работают на экономику Кыргызстана, поддерживая достаточно высокий спрос и на жилье, и на автомобили, и на товары народного потребления.

Второе, у нас работают рынки «Дордой» и «Кара-Суу», там за счет упрощенной системы налогообложения, за счёт патентной системы крутятся большие деньги и приносят хорошие дивиденды. У нас внешнеторговый оборот по сравнению с прошлым годом вырос на 133%. В том числе идет большой рост импорта. Часть граждан — представители теневой экономики. Есть еще и серая экономика. Есть люди, которые работают, вообще не имея разрешения или регистрации, то есть противозаконно. Есть те, кто хорошо зарабатывает, но скрывает определенную часть заработка, получая большие выгоды.

Четвертое, есть так называемые «грязные деньги» или криминальные. К сожалению, мы находимся на тропе наркотрафика, и часть денег от наркооборота оседает у нас. По данным российских экспертов, это около полмиллиарда долларов.

- Теневая экономика занимает в общем объеме 39%. Это доля предпринимателей, которые не платят налоги, скрывают свои доходы, не отчитываются, не покупают лицензий, занижают налоговые отчисление, и бюджет соответственно недополучает почти 40% бюджетных поступлений. Причины разные. Одни считают, что это высокие налоги, хотя в Кыргызстане налоговое бремя ниже, чем в Казахстане или России. У нас достаточно либеральные законы. Но и социальные отчисления большие. И доля выплаты зарплат в конвертах тоже достаточно высока. По данным исследований, которые провели сотрудники министерства экономики, 47% индивидуальных предпринимателей и 53% юридических лиц выплачивают зарплату в конвертах и не платят никаких налогов. Мы получали бы около 28-30 млрд сомов дополнительно, если бы эти 39% не были в тени. Это огромная сумма. Мы бы тогда увеличили поступление налогов на 50%.

По его словам, для предотвращения таких ситуаций, во-первых, надо создать такую налоговую систему и законодательство, чтобы предпринимателю выгодно было платить все налоги, а во-вторых, страшно было не платить.

- С точки зрения предпринимателя, даже если сделать 1% налогов, ему все равно будет казаться, что он много платит. Нигде и никто не скажет, что платит мало. Но необходимо создать такие условия, чтобы предпринимателю было невозможно не платить, чтобы администрировать было удобно, и система была прозрачна. Во-вторых, наказание должно быть суровым. Это основное требование любой государственной системы, когда каждый гражданин вынужден соблюдать закон. Кроме того, здесь должна быть проведена большая просветительская работа, человек должен понимать, раз я плачу, значит я помогаю государству. Сегодня он получает возможность работать и зарабатывать деньги, но если завтра государство развалится, он ничего не заработает. То есть работать надо с сознанием людей, призывать к патриотизму.

По словам Т.Сариева, структура экономики страны интересная, эластичная: около 48-50% составляют услуги и торговля, 18% сельское хозяйство, 20% промышленность.

- С этой точки зрения у нас есть определенные подвижки. Потому что многие страны хотели бы иметь такую структуру. Одна проблема, у нас объемы маленькие. Нам бы нарастить объёмы экономики, тогда и доход на душу населения увеличился бы. При больших объемах, при наличии нашей структуры экономики у нас и промышленность выросла бы, но в доле занимала бы чуть больше. Нам есть над чем работать, у нас большой потенциал.

Относительно перспективы вступления КР в Таможенный союз он заметил, что Таможенный союз несет две функции.

- Это экономический союз, который открывает новые возможности для движения товаров и капитала. Но с другой стороны, это еще и политический союз. И с экономической, и с политической точки зрения Кыргызстану выгодно это вступление. Но в то же время мы должны учитывать, что правила ТС отличаются от тех норм, которые КР сегодня у себя применяет. Поэтому нам нужна глубоко продуманная позиция и время для адаптации. У нас есть план по вхождению в ТС, создана межведомственная комиссия. Создана также межведомственная рабочая группа, туда вошли все государственный органы, которые в той или иной форме соприкасаются с этими вопросами. Думаю, что 2013 год для нас станет решающим, мы должны будем адаптировать наше законодательство, провести переговоры, выработать определенную позицию, по каким товарам будем иметь преференции, что экономика потеряет или приобретет, и после всего этого будет озвученная взвешенная позиция, будут приняты соответствующие документы, чтобы синхронизировать наше законодательство с ТС. И потом останется только принятие решений за членами ТС. До конца 2013 года мы должны закончить все согласительные процедуры.

Министр обозначил, как отмена визового режима для развитых стран повлияла на развитие туризма.

- Отдельно взятые меры, конечно, будут давать небольшие результаты, но они должны быть взаимосвязаны с другими обстоятельствами. Что мы получили от отмены виз? Мы получили благоприятные условия. Если конкретно, у нас в этом году, по данным пограничной службы, поток туристов вырос на одну треть. Могу один пример привести, губернатор Нарынской области сказал, что если в прошлом году по экотуризму к ним приехали 350 человек, то в этом году посетили 3,5 тыс.

Касательно трудовой миграции министр отметил, что если бы не было мигрантов, была бы очень большая безработица в стране, плюс не было бы вливания тех денег в экономику, которые они обеспечивают.

- Трудовая миграция — это вынужденная мера, с такими ситуациями сталкиваются многие развивающиеся страны. Но с другой стороны, по различным расчетам, на подготовку специалиста с высшим образованием государство тратит до $25 тыс. в год, начиная со школы и заканчивая вузами.

Относительно незаконного обогащения некоторых слоев населения (таможенники и налоговики) он отметил, что прежние власти долгое время создавали специальную систему для получения незаконного дохода за счет ущемления госбюджета.

- Предприниматели давно уже адаптировались и у них была определенная ставка, сколько они могли платить фискальным органам, чтобы не потерять свой бизнес и получать прибыль. И именно эту сумму они платили. Из этой суммы только 40% шло в государственный бюджет, а 60% оседало в карман сотрудников этих служб. Чтобы узаконить и систематизировать эти поборы, они и создавали различные серые схемы, которые работали настолько точно, как швейцарские часы. Поэтому шли большие конкурсы, большое лоббирование, чтобы трудоустроиться в таможню или налоговые инспекции. Человек понимал, что его сосед, который устроился в таможню, через месяц покупал дорогую машину, а через три месяца начинал строительство особняка. Все знали, что они зарабатывают незаконные деньги. И там у них делилось, сколько берет инспектор, сколько смежные структуры, такие как ГКНБ, милиция, прокуратура, санитарный и ветеринарный врач. Но большая часть уходила в верхушку. Все время у них был сборщик. В последней бакиевской системе главным сборщиком был старший сын Марат Бакиев, заместитель председателя ГКНБ. Все это знали. Эту систему мы постарались сломать. Когда в 2010 году пришло к власти Временное правительство, был приказ отказаться от $1,5 тыс., которые шли ежедневно в карман Бакиеву с каждой машины. А в день заходило и сто, и двести машин. Это только по Торугарту, а еще Иркештам есть. Мы отказались от этого сразу. Доходы тогда резко возросли.

Сейчас сигналы есть, остались отдельные схемы. Идет борьба, к примеру, подняли ставки. При Бакиеве предприниматели официально платили по 0,15 цента за килограмм, а остальное платили неофициально. В итоге получалось 0,25 цента. Сегодня мы подняли до 0,35 цента за килограмм, чтобы деньги, которые шли в карман, мы повернули в сторону бюджета. Но проблемы с незаконными поборами и в таможенной, и в налоговой службе остаются.

Массового увольнения в этих структурах нет. И огромные конкурсы по-прежнему остаются. Сегодня все опросы показывают, что по степени коррумпированности и взяткам эти службы опять в топ-лидерах. Надо постепенно отказываться от упрощенной системы и переходить на инвойс. Должны делать зеркальную статистику, то есть сравнивать с Китаем. И переходить на автоматизацию, чем минимизировать контакт предпринимателя с проверяющими структурами.

Т.Сариев рассказал, что был проект по автоматизации таможни, который всякий раз оттягивают по разным причинам.

- В июне 2012 года мы должны были в налоговой и таможенной инспекциях закончить автоматизацию. Но, ссылаясь на различные причины, переносят на следующий год. Надеюсь, что к марту-апрелю программа будет внедрена. Начало очень сложное. Необходимо иметь базу данных и иметь адаптированную систему. В перспективе туда войдет и Социальный фонд. Вот когда будет единая система, мы сможем прослеживать кто, где, что получает.

Где обычно происходит коррупция? Там, где есть контакт между предпринимателем или населением и чиновником. Это разрешительная система, где есть лицензионная система, где присутствует человеческий субъективизм. В этих целях сократили лицензирование на 127 видов предпринимательской деятельности. То есть, было 580, сейчас около 360. Сейчас в правительство внесен проект, где общее количество лицензирования будет не более ста. Тем самым уберется большой пласт «нахлебников»-чиновников. Если раньше предприниматель шел получать лицензию и чиновник мог тянуть, не давать, вымогая взятку, то этого теперь не будет. Второе, введен в лицензирование принцип: «Молчание — знак согласия». Когда предприниматель обращается в государственный орган за разрешением или лицензией, и если госорган в течение 30 дней не отвечает, то он [предприниматель] может приступать к этой работе. Либо госорган должен дать мотивированный ответ — отказ или разрешение. В противном случае он понесёт ответственность как ответственное лицо, выполняющие ненадлежащим образом свои служебные обязанности.

Были сокращены государственные услуги. Их было около 20 тысяч. На сегодняшний день осталось не более 360. То есть мы в 54 раза сократили. Это говорит о том, что все эти услуги госорганы оказывали частично бесплатно, а что-то за плату. Мы выпустили реестр госуслуг, где перечислены, какие виды услуг оказывают госорганы на платной, а какие на бесплатной основах. И этот высвободившийся перечень — более 19 тыс. наименований идет на аутсортинг, на рынок. Их будут оказывать другие люди, индивидуальные предприниматели, юридические организации и лица.

Введены критерии риска по проверкам и проверочные листы. Раньше каждый госорган мог по-разному проверять. Сейчас мы должны определить высокий, средний и низкий уровни риска. Там где высокий риск, касается безопасности здоровья человека, госорганы могут проверять 4 раза в год. Предприятия со средним риском — один раз в три года, и с низкой степенью риска — один раз в 5 лет. И проверяющий орган, прежде чем идти проверять, должен взять разрешение в министерстве экономики. И там чётко написано, что он может проверять.

Кроме того, в два раза сокращены контрольно-надзорные органы — с 20 до 12. Результатами является то, что сокращаются проверки в разы, сокращается время проверок.

Предложения по улучшению сайта
Онлайн обращение