Глава Минэкономики: КР в ЕАЭС, это - не единовременное событие, а переход к новой, интеграционной модели будущего развития страны

Новости
02 Декабрь 2019

В Бишкеке проходит практическая конференция: «Кыргызская Республика в Евразийском экономическом союзе: результаты, опыт и перспективы», организованная Министерством экономики КР при поддержке проекта Азиатского банка развития по усилению возможностей и смягчению рисков в период адаптации КР в интеграции с ЕАЭС.

С   приветственным словом выступили Вице-премьер-министр страны Замирбек Аскаров, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в КР Николай Удовиченко, депутаты Жогорку Кенеша Акылбек Жапаров, Каныбек Иманалиев, министр экономики КР Санжар Муканбетов, и др.

Глава Минэкономики КР отмечая о результатах интеграции КР в ЕАЭС, сообщил, что Кыргызстан относительно удачно прошел процесс интеграции. Доказательством тому служит рост экономики, уровень которого не ниже, чем до вступления в ЕАЭС.

 Главный результат состоит в том, что, в  крайне неблагоприятных условиях влияния внешних факторов кыргызская экономика в целом без потрясений и обвалов прошла  этот сложный период. Среднегодовой рост ВВП за 4 года, в условиях Союза, сложился не ниже уровня, который был в 2010-2014 гг., до вступления в Союз, 4, 1%. 

По наиболее вероятному сценарию, среднегодовой рост ВВП в этот период прогнозировался не выше 2,4%. 

В этот же период показатель ВВП на душу населения, также,  номинально вырос почти на 22% и составил в 2018 году почти 92 тыс. сом относительно 71,5 тыс. сом на душу населения, достигнутых в 2014 году, до вступления Кыргызстана в ЕАЭС. 

Что касается уровня инфляции, то с начала вступления Кыргызстана в ЕАЭС потребительские цены  находились на исторически минимальном уровне. То есть, вступление Кыргызстана в ЕАЭС не привело к значительному повышению цен, хотя отдельные эксперты – аналитики предрекали неуправляемый рост потребительских цен на внутреннем рынке, свыше 20% и выше. Так, по наиболее вероятному сценарию уровень инфляции прогнозировался в пределах 9, 4% в среднем за год. 

Фактически же, этот показатель за 2015-2018 гг. составил всего - 2, 9% в среднем за год,  что связано с насыщением потребительского  рынка. 

Таким образом, количественное значение этого показателя относительно порогового значения, установленного для стран  ЕАЭС, Кыргызской Республикой превышено не было

 Тогда как до вступления в Союз, этот показатель за период 2011-2014 гг. оказался гораздо выше - 8,4% в среднем за год. 

Далее, размер дефицита государственного бюджета, который является одним из ключевых показателей обеспечения макроэкономической стабильности, до вступления в Союз, в период  2010-2014 гг.,  находился на уровне 3,5%. Фактически, в 2015-2018 гг., этот показатель  не превысил целевого ориентира в рамках договора о ЕАЭС (не более 3 % к ВВП) и составил 2,6 % к ВВП в среднем за год. 

Уровень внешнего долга к ВВП  за 4 года интеграции Кыргызстана в Евразийском Союзе находился в пределах 54,7 % в среднем за год и, по состоянию на 31 декабря 2018 года значение этого показателя существенно сократилось   и составило 48,0 %, также, не превысив целевого ориентира ЕАЭС (не более 50%). 

За   последние 9 лет Кыргызстан в сфере внешней торговли пережил три периода развития:  рост торговли в 2010- 2013 гг.; спад в 2014-2016 гг. и восстановление торговли в 2017-2018 гг. 

В 2010-2013 гг. рост объёмов внешней торговли обеспечивался за счёт импорта товаров, который в 2010-2013 гг. составил 70,5%. Поэтому, преобладание роста импорта привело к историческому максимуму отрицательного сальдо торгового баланса, который  в 2012-2013 гг.  составил 54-55% к ВВП. 

Период 2014-2016 гг.  характеризовался резким спадом внешней торговли, прежде всего импорта товаров. В 2014 году спад был незначительным (4,7%), но уже в 2015 торговля снизилась еще на 26% и стабилизировалась только к 2016 году. 

Спад в 2014-2016 гг. был вызван двумя основными факторами: (i) усилением таможенного контроля на границах ЕАЭС в 2014-2015 гг. и (ii) девальвацией валют в странах ЕАЭС и ряде соседних стран. В Кыргызстане валюта была девальвирована на треть, а в Казахстане и России на 100%. Снижение обменного курса сома способствовало спаду импорта, а изменение обменных курсов с Казахстаном и РФ повлияло на снижение экспорта кыргызских товаров. 

В 2017 г. страны ЕАЭС в общем объёме внешнеторгового оборота Кыргызской Республики занимали почти 39% (2016 г. – 37%). С этого момента торговля начала ускоренно восстанавливаться. 

В результате, показатель отрицательного сальдо торгового баланса после вступления в ЕАЭС сложился в размере (-2,8 млрд. долл.) в среднем за год, тогда как значение этого показателя до вступления в ЕАЭС  оказалось чуть больше (-3 млрд. долл). 

Позитивным является то, что абсолютное большинство крупных и успешных предпринимателей к настоящему времени смогли решить вопросы адаптации к условиям ЕАЭС, обучаясь и выделяя для этого необходимые ресурсы. В сложном положении продолжает оставаться, в основном, малый бизнес. 

Поэтому, планируется перейти  от общеобразовательных аспектов об интеграции к точечной консультационной поддержке предпринимателей, особенно субъектов малого бизнеса,  по решению конкретных проблем в продвижении товаров на рынок ЕАЭС. 

Однако, несмотря на сложности, удельный вес вклада малых и средних предприятий (МСП) в ВВП страны не снизился и составил 40,5% в среднем за год, оставаясь  примерно на том же уровне, который был  до вступления в ЕАЭС. 

Вместе с тем, удельный вес налоговых поступлений от МСП за 4-х летний период членства Кыргызстана в ЕАЭС снизился относительно 2014 года практически в два раза (с 44,4% до 22,4% к ВВП). Этот факт напрямую говорит о теневой деятельности и низком качестве налогового администрирования в этом секторе. Поэтому, предложение министерства о постепенном отказе от патентов считаю мерой болезненной, но необходимой! 

Также министр проинформировал, что вступление Кыргызстана  в ЕАЭС заставило с рисками для бюджета пойти по пути существенной либерализации  фискальной политики для поддержания бизнеса на этапе адаптации Кыргызстана в интеграции с ЕАЭС. 

Отмечая о результатах, С. Муканбетов сообщил, что по таможенным поступлениям, зеркально с состоянием торговли, отчётливо  выделяется неблагоприятный период 2015-2016г, когда в 2015 году таможенные сборы сократились до 25%. Но уже к 2018 году уровень таможенных поступлений составил почти 42 млрд. сом и практически восстановился до уровня 2014 года. В итоге, среднегодовой объём таможенных поступлений после вступления в ЕАЭС составил чуть более 34 млрд. сом, а до вступления в ЕАЭС было только 30 млрд. сом в среднем за год. 

По налоговым поступлениям за период 2010-2018 гг.,  сохраняется, в целом, положительная динамика роста. Но, до вступления в ЕАЭС среднегодовой объём налоговых сборов составил порядка 32,5 млрд. сом, а после вступления - этот показатель увеличился почти в 2 раза и составил почти 65 млрд. сом в среднем за год. 

Переходя к вопросам технического регулирования, С. Муканбетов отметил, что с вступлением Кыргызской Республики в ЕАЭС технические регламенты ЕАЭС стали прямого действия. По состоянию на сегодня в рамках Союза принято 48 технических регламентов ЕАЭС, из них в Кыргызской Республике действуют - 41, а 7 технических  регламентов вступают в силу в период с 2019-2022 годы. 

С принятием технических регламентов ЕАЭС на территории Кыргызстана количество выданных сертификатов соответствия в рамках ЕАЭС увеличилось в 5 раз, а количество зарегистрированных деклараций о соответствии увеличилось в 10 раз, что свидетельствует об увеличении охвата продукции, выпускаемой в обращение на рынок ЕАЭС, соответствующей требованиям технических регламентов. 

Также, по состоянию на июль 2019 года, в Единый реестр ЕАЭС включено 14 органов по сертификации и 33 испытательных лабораторий Кыргызстана.

Существенно модернизирована национальная лабораторная инфраструктура, при этом, более чем на 15% повышен средний уровень технической компетентности лабораторий. 

Однако, основная задача, над которой сейчас надо работать, состоит в том, что из тех испытательных лабораторий, которые включены в Единый реестр ЕАЭС, полный спектр испытаний пока не может выполнить ни одна лаборатория в Кыргызстане. Исследования могут проводиться по показателям, общая доля которых не превышает 70-80% от обозначенных в соответствующих технических регламентах.

Кроме этого, по всей республике завершилась идентификация основного поголовья крупного рогатого скота, которые внесены в Систему идентификации и отслеживаемости животных.

В Единый Реестр организаций и лиц Кыргызской Республики, осуществляющих производство, переработку и хранение подконтрольных товаров, перемещающихся по территории государств-членов ЕАЭС в период с 2015 по настоящее время, было включено 80 предприятий.  

В апреле текущего года добились признания эквивалентности системы ветеринарного надзора (контроля), что существенно повлияет на рост местных предприятий в Реестре предприятий ЕАЭС. Это означает, что в ближайшее время надо ожидать рост поставок продукции животного происхождения из Кыргызской Республики в страны ЕАЭС.       

В этой части министр обозначил острую потребность в усилении работы  надзорных органов для  наведения порядка на внутреннем рынке страны в плане надзора за безопасностью продукции, поставляемой из стран ЕАЭС,   а также для ответных мер и защиты внутреннего производителя.

В завершение министр С. Муканбетов отметил, что вопреки пессимистичным прогнозам и, несмотря на сложности адаптационного периода,  Кыргызстану удалось сохранить положительную динамику экономического роста, свыше 4% в среднем за год, и, в целом, удержать макроэкономическую стабильность. 

Успешно продвигается процесс гармонизации наднациональных правил ЕАЭС с национальным законодательством нашей страны. 

Существенно возрос уровень компетентности государственных органов  в переговорах по защите интересов страны на уровне ЕЭК. 

Бесспорным эффектом интеграции стали    улучшение положения трудовых мигрантов в России  и других странах-членах ЕАЭС и  выгоды от поступающих потоков трансфертов трудовых мигрантов.

Можно прогнозировать  большие интеграционные эффекты Кыргызской Республики: от формирования единого энергетического рынка; выгоды от продвижения цифровой повестки ЕЭАС; создания единых рынок услуг и капитала к 2025 году.

Вместе с тем, ожидаемые  выгоды от наращивания экспортного потенциала  в интеграции с ЕАЭС в условиях сохраняющихся торговых барьеров,  сложно прогнозировать. Эту задачу предстоит решать последовательно и конструктивно.

Спустя 4 года с момента интеграции Кыргызстана в Союз, государство, бизнес и общество приходят  к пониманию, что вступление Кыргызстана в ЕАЭС, это - не единовременное и краткосрочное событие, а переход к новой, интеграционной модели будущего развития страны. 

Интеграция Кыргызстана в ЕАЭС предполагает изменения и в сфере государственного управления на всех уровнях. Как раз начавшаяся сейчас административно-территориальная реформа имеет целью повысить  эффективность и ответственность руководителей за  результаты управления процессом экономического развития. При этом, взаимодействие бизнеса с институтами управления  также должно выстраиваться с учётом новых возможностей рынка ЕАЭС, - заключил министр.

Следует отметить, что двухдневная Практическая конференция пройдет  2-3 декабря т.г. в отеле «Орион», Бишкек.  Основные цели конференции:  обсуждение результатов экономического развития государств-членов ЕАЭС и полученных интеграционных эффектов за период участия КР в ЕАЭС;  обмен опытом, выработка рекомендаций и принятие согласованной резолюции по решению проблем, включая вопросы устранения торговых барьеров.

Кроме того, в рамках пленарных сессий состоятся обсуждения актуальных тем, как: предпосылки для ускорения экономического роста ЕАЭС; совместное освоение и внедрение инновационных технологий, цифровая повестка ЕАЭС; формирование единой промышленной политики и рынка энергоресурсов; свободное перемещение трудовых мигрантов, включая условия их деятельности и обеспечение равноценными социальными гарантиями; формирование единых рынков услуг и капитала, расширение торгово-экономического сотрудничества ЕАЭС с третьими странами.

[1] Согласно Договору о ЕАЭС, уровень инфляции в годовом выражении не должен превышать более чем на 5 процентных пунктов уровень инфляции в государстве-члене, в котором этот показатель имеет наименьшее значение.  

Опрос
Онлайн обращение